Лара Покровская
психолог, травма-терапевт

Такая работа

12.05.2020 09:44 11

Такая работа.

Психолог.

Как сантехник. Как учитель. Как программист, биолог, водитель троллейбуса, музыкант, балерина.

Психолог это такая работа, которую работают на работе. В специально отведенное для этого время. За конкретные деньги. С определенными людьми, которые обратились к психологу за помощью, согласились с условиями контракта и теперь называются клиентами.

Психолог не должен работать свою работу нигде, кроме как на работе. В том месте, которое он выбрал для проведения сессий. И ни с кем, кроме как с теми, о ком я написала выше.

Психолог – не психолог для тех, кто не его клиент. Не может им быть (не было контрактирования, не пришел человек на прием с запросом и не оплатил работу психолога). И уж тем более не обязан им быть. Равно как сантехник не обязан чинить сантехнику везде, где видит протечку, водитель троллейбуса не обязан бросаться к каждому простаивающему троллейбусу, музыкант не обязан играть на каждой «лежащей без дела» флейте или в каждом оркестре, где не хватает флейтиста, а учитель физики не обязан рассказывать всем желающим о том, как звук бежит по проводам, а луч света преломляется, переходя из воздуха в жидкость.

Если психолог бросается менять тех, в ком видит несовершенство, открывать людям глаза на их «недостатки» и «проблематику», учить жизни того, кто, по его мнению, живет хуже, чем мог бы, одним словом – когда психолог «лечит без запроса», это, мягко говоря, не хорошо. Поэтому психологи стараются так не делать.

Стремиться минимизировать «вмешательство в других» – наш путь. И, на мой взгляд, конкретно эта цель (не лечить без запроса) вполне себе достижима, реальна. Это никакой не сферический конь в вакууме. А если ее сложно почему-то достичь – то здесь можно обратиться за помощью. Никто не отменял психотерапию для психологов.

Психолог не обязан входить в чье-то положение, относиться дружелюбно, общаться бережно, слушать эмпатично, принимать, кивать, задавать вопросы, выслушивать ответы, анализировать, диагностировать, давать рекомендации, обсуждать проблемы. Да, несмотря на «тыжпсихолог», «а еще и психолог!», «а я-то думала…» и тем более на «тебе что – жалко?».

Вне своего рабочего кабинета, вне времени сессий, с людьми, не являющимися его клиентами, психолог не психолог, а человек. Я, например, Лара. Приятно познакомиться. Или неприятно познакомиться. Имею право быть неприятной, да.

Имею право не относиться дружелюбно. Не общаться бережно. Не дуть на ваши пораненные места, даже если вижу их (а еще я не ясновидящая. Внезапно, да?). Не фильтровать то, что говорю. Не проявлять эмпатию. Не принимать вас ни безусловно ни как-либо еще. Не задавать вопросы – ни те, что помогут вам лучше понять себя или ситуацию, ни те, которые обычно задают из интереса к личности и к тому, как у этой интересной личности идут дела, жизнь.

Имею право ничего не рекомендовать, не анализировать вашу с ребенком (или личную) ситуацию. Имею право даже прервать вас в вашем монологе. Потому что мне неинтересно или потому что устала (у меня работа, между прочим, такая – много слушать, анализировать… вне работы мне часто хочется заниматься чем-то другим). Имею право не радоваться общению.

Да много на что я имею право. Как и вы. Вы можете позволить себе любое (точнее – разное) общение. Я, несмотря на «тыжпсихолог» - тоже. Если вы не в моем клиентском кресле – я для вас не психолог. А та самая Лара-приятно-познакомиться. И давайте оставим это в том виде, в котором это и правда будет нам обоим приятно. А если так не получается – никто не заставляет нас контактировать. Нет задачи поддерживать контакт любой ценой. Есть цель чувствовать, а нужен ли вот такой контакт. Мне. Вам. Имеет ли он ценность вот в таком виде. Когда я не дую на ваши раны, а отношусь к вам как к взрослому человеку, который, если чувствует, что ему часто бывает больно вот в этом месте – идет к психологу на прием. Который заботится о себе сам, а не ждет от каждого тыжпсихолога особого отношения.

Иногда я говорю «стоп» (в любом виде – мягком или жестком, вежливом или грубом, бережном или не очень) – и я имею на это право, а не «тыжпсихолог». Именно благодаря «стопам» там, где мне не хочется или не можется, я имею возможность общаться с дорогими для меня людьми. Выслушивая их, делясь своим, бережно общаясь с ними, учитывая их раны (если я о них знаю) или обсуждая в диалоге, почему не учла (особенно если и не знала), стараясь сохранить контакт, даже когда попали в болезненные эмоции.

Мне важны те, кого я люблю. Важны те, кто мне интересен. Важны те, с кем мне хорошо и безопасно. Для них я хоть и не психолог, но точно человек, старающийся быть рядом бережно, ценящий отношения. Но даже из этого я, как и любой другой человек, могу сделать больно, не желая этого.

«А еще и психолог!». Нет, я просто человек.

«Но тыжпсихолог!». Да, в своем кабинете в определенные часы, с клиентами.

Мне интересно про вас, про вашу жизнь, про ваши дела, про разное, связанное с вами, и я слушаю про все это, и в том числе про ваши проблемы, если:

1.     Вы мой друг, дороги мне, любимы мною.

2.     Вы интересная для меня личность, чем-то зацепили меня.

3.     У меня есть возможность и желание общаться.

4.     Я не очень устала.

5.     Вы тоже интересуетесь мною или любите меня.

6.     Вы не только говорите, но и слушаете.

7.     Иногда вы только говорите, тк что-то случилось и вам сложно, но это иногда, а обычно мы говорим обе, делимся обе.

8.     Вы договорились со мной о сессии, пришли на прием очно или по скайпу, оплатили мою работу психолога.

У меня все.

Текст: Лара Покровская, психолог, травма-терапевт.